Продолжая просмотр сайта и(или) нажимая , я соглашаюсь с использованием файлов cookie владельцем сайта в соответствии с Политикой в отношении файлов cookie в том числе на передачу данных, указанных в Политике, третьим лицам (статистическим службам сети Интернет), в соответствии с Пользовательским соглашением

Выберите страну или регион

Жэнь Чжэнфэй: «Huawei не предоставит китайскому правительству конфиденциальную информацию пользователей»

15 Января 2019

Шэньчжэнь, Китай, 15 января 2019 г. — Круглый стол с представителями международной прессы.

Цитаты:

«Компания Huawei существует уже более 30 лет. Продукцией компании пользуются более 3 миллиардов людей в 170 странах и регионах мира. Huawei имеет большой опыт в обеспечении кибербезопасности».

«Я никогда не сделал бы ничего, что могло бы причинить вред другому государству».

«Министерство иностранных дел КНР официально подтвердило, что не существует такого закона, который принуждал бы какие-либо компании устанавливать бэкдоры. Ни Huawei, ни я лично никогда не получали правительственных запросов на предоставление конфиденциальной информации».

«Клиентоориентированность — это один из главных принципов работы Huawei с момента образования. Huawei никогда не сделает ничего, что может навредить клиенту. В том, что касается защиты конфиденциальности, компания Apple всегда была нашим примером для подражания. Huawei учится у Apple. Я бы скорее прекратил деятельность компании, чем в своих интересах сделал бы то, что навредит клиенту».

«Приведу пример из истории: во время промышленной революции люди разбивали ткацкие станки, поскольку считали, что высокие технологии разрушат весь мир. Это так же глупо, как считать, что применение технологий Huawei приведет к чему-то подобному».

«Что касается сетей 5GHuawei уже подписала более 30 контрактов и отгрузила 25 000 базовых станций для 5G. Компании принадлежит 2 570 патентов, связанных с 5G».

«Некоторые страны решили отказаться от закупок оборудования Huawei. Раз так, то у компании появляется отличная возможность сосредоточиться на странах, которые готовы с ней сотрудничать».

«Я верю в то, что представители технологического сообщества, ученые, а также мудрые политики и их идеалы определяют будущее человечества».

«Huawei — это единственная в мире компания, способная объединить базовые станции 5G и передовые радиорелейные технологии».

«Мое послание к США довольно простое: я призываю к сотрудничеству и совместной работе для достижения успеха».

«Если правительство будет запугивать другие страны или компании, скажем, возможностью ареста их граждан или сотрудников, инвесторы отвернутся от него, и благоприятная среда, созданная благодаря снижению налогов, не оправдает ожиданий».

«Компания принадлежит 96 768 сотрудникам, которые являются владельцами ее акций. Ни один человек не может владеть ни одной акцией Huawei, если он не является сотрудником компании. Ни одна внешняя организация и ни один департамент правительства не владеет акциями Huawei».

«Между моими политическими взглядами и принципами ведения коммерческой деятельности компании Huawei нет никакой связи».

«Я просто ветеран без воинского звания».

«Компания Huawei способна на подобные свершения отчасти потому, что она является непубличной. У Huawei есть возможность следовать своим собственным идеалам и работать на благо общества. Публичные компании же акцентируют внимание на своих финансовых показателях. Цель компании Huawei — повысить качество жизни в обществе, и не важно, насколько суровы условия труда».

Полная запись беседы:

1. Джозеф Воринг, Mobile World Live: Для начала не могли бы вы немного рассказать о своем прошлом, а конкретно о том, как опыт службы в армии повлиял на вашу дальнейшую деятельность в Huawei? И в связи с этим, как, по-вашему мнению, связь с армией влияет на будущее компании Huawei, которая продолжает расти, находясь под пристальным наблюдением всего мира?

Г-н Жэнь: Я поступил на службу, когда Культурная революция в Китае была в самом разгаре. В то время в стране была неспокойная обстановка, пострадало сельское хозяйство и производство. Китаю пришлось столкнуться с большим количеством трудностей. События, происходящие в стране, отразились на рационе и одежде людей. 1962 год стал одним из самых тяжелых — на каждого жителя Китая выделялось по одной трети метра ткани. В таких условиях удавалось шить одежду только из лоскутков. Поэтому в молодости у меня не было ни одного предмета одежды без заплаток.

Правительством было принято решение обеспечить каждого жителя Китая одним полноценным предметом одежды в год. Так началось строительство большого завода по производству синтетических тканей с применением новейшего оборудования французской компании Technip Speichim. Благодаря этому каждый китаец смог бы носить качественную одежду из синтетики. Завод был построен в городе Ляоян, расположенном на северо-востоке Китая на берегу реки Тайцзыхэ. Условия жизни там были крайне тяжелыми. Обстановка в стране была нестабильная. Правительство пыталось мобилизовать местных инженеров и привлечь их к строительству завода. Однако никто не откликнулся. Поэтому строительство завода пришлось поручить армии.

Французская компания предоставила передовое высокотехнологичное оборудование, но для его использования многим служащим не хватало инженерных навыков. Люди с образованием были на вес золота, и именно они приняли участие в строительстве. Среди них был и я.

Прибыв на место, мы увидели, что на огромном пустыре площадью в десятки квадратных километров нет ни одного здания. Первое время всем пришлось спать на траве. К счастью, это был июль или август. Позднее завод получил финансирование, и нам удалось построить хоть какое-то жилище, чтобы укрыться от дождя и ветра. Вы можете представить себе, какие там были условия. На вопрос о том, как я чувствовал в то время, я отвечу так: во-первых, я был рад получить доступ к новейшему французскому оборудованию. Подобного не было больше нигде в Китае. Тогда я впервые узнал, что на самом деле такое высокие технологии.

Во-вторых, мы научились выживать в суровых условиях. Наше жилище было бедным и никак не защищало от ветра, поэтому мы постоянно мерзли. Представьте себе: температура могла упасть до –28°C. В то время Китай столкнулся с серьезными экономическими испытаниями. К примеру, мясо и масло для приготовления пищи поставлялись в ограниченном количестве. Месячная норма масла на одного простого человека, живущего на северо-востоке Китая, составляла около 150 граммов. Свежих овощей не было совсем, поэтому нам приходилось солить те, что были: капусту и редьку. Эти овощи мы получали осенью в огромных бетонных горшках. Затем в течение полугода мы спасались заготовленными соленьями. Основным продуктом питания была крупа сорго. На вкус далеко не деликатес. Так мы учились применять высочайшие технологии современности, а наша повседневная жизнь оставалась на уровне первобытной. Вот как я себя чувствовал тогда.

В то же время я был счастлив, ведь я мог читать книги. В других провинциях Китая читающие люди подвергались резкой критике. Завод, пожалуй, был одним из немногих мест, где можно было читать. Это было необходимо, чтобы понять принцип работы оборудования. Будучи техническим специалистом в армии, я стал заместителем руководителя небольшого исследовательского института строительных конструкций, в котором работало немногим более 20 человек. Фактически эта должность соответствует заместителю командира полка. Я мечтал о том, чтобы получить повышение до подполковника, пока китайское правительство не сократило численность военнослужащих. Но, к сожалению, мне не удалось. Теперь я просто ветеран без воинского звания.

2. Юань Ян, Financial Times: Я корреспондент Financial Times. Мне хотелось бы задать вам вопрос по поводу вашего личного опыта. Согласно опубликованной информации, вы принимали участие во Всекитайском съезде КПК в 1982 году. Как вам это удалось? И в каких отношениях сейчас состоят Huawei и Коммунистическая партия Китая?

Г-н Жэнь: Когда мы строили завод по производству синтетической ткани, нам не хватало одного инструмента для тестирования высокотехнологичного оборудования. Один технический специалист Шэньянского института автоматики рассказал, что видел похожий инструмент во время путешествия за границей и описал мне, как он выглядел.

Используя свои знания математики, я смог разработать необходимый инструмент. Однако я не был на 100% уверен в точности вычислений, поэтому решил обратиться к профессору Северо-восточного университета Китая. Его звали Ли Шицзю. Мне нужно было убедиться, что мои вычисления верны. Профессор это подтвердил. В итоге я изобрел нужный инструмент.

В это же время была разгромлена «Банда четырех», и Китай пытался найти способ показать остальному миру, что его научные изобретения и технологии действительно имеют значимость. Мое скромное изобретение представили как нечто невероятное и необходимое, о нем рассказывали в СМИ, в том числе в газетах, журналах и даже в фильмах. В результате, благодаря широкой огласке, мне удалось стать участником Национальной научной конференции.

Как известно, в те времена нужно было стать членом КПК, чтобы занять любую ответственную должность, даже главного повара китайской армии. Меня допустили к участию в Национальной научной конференции, но еще не приняли в КПК. Моему руководителю эта ситуация показалась странной, и он решил помочь мне стать членом партии. И я стал. Ранее я не вступал в партию не потому, что плохо выполнял свою работу. Проблема была в моем происхождении.

Мой отец был известен своими капиталистическими взглядами. За это его однажды даже заперли в хлеву. Видите ли, в те времена происхождение образованного человека, я бы даже сказал интеллектуала, имело гораздо большее значение, чем происхождение фермера или рабочего. Именно из-за тщательной слежки мой отец находился в тяжелом положении более 10 лет, пока его репутация не была восстановлена. Из-за его происхождения у меня не было возможности стать членом КПК.

После того, как я в 1978 году вступил в партию, в Китае стала популярна идея о том, что лидеры должны обладать четырьмя качествами: молодость, профессионализм, образованность и революционные взгляды. Так получилось, что я соответствовал всем этим требованиям, и меня порекомендовали в качестве участника 12-го Всекитайского съезда КПК. В результате меня выбрали. К сожалению, я был слишком молод, чтобы понять, в чем был смысл масштабной реформы, проводившейся в тот момент. Мне действительно жаль. Я был одержим технологиями. Я люблю свою страну. Я поддерживаю Коммунистическую партию Китая. Но я никогда не сделал бы ничего, что могло бы причинить вред другому государству.

3. Джо Макдоналд, Associated Press: Должно быть, последние несколько месяцев вы переживаете большой стресс. Спасибо, что уделили нам время. Я бы хотел задать вопрос о безопасности. В последнее время часто происходят инциденты, связанные с безопасностью. Переживания по поводу обеспечения безопасности, высказанные правительствами США и Австралии, не имеют отношения к возможностям технологий Huawei. Члены правительств считают, что каждая китайская компания, а особенно Huawei, подконтрольна Коммунистической партии Китая. Если партия потребует от Huawei что-либо сделать, компания будет вынуждена подчиниться. В связи с этим я бы хотел задать вопрос: какие гарантии того, что Huawei способна обеспечить безопасность своих сетей и конфиденциальность информации, вы могли бы предоставить зарубежным пользователям? Как китайское законодательство ограничивает возможности компании защищать конфиденциальные данные?

Г-н Жэнь: Для начала хочу обратить ваше внимание на то, что компания Huawei существует уже более 30 лет. Продукцией компании пользуются более 3 миллиардов людей в 170 странах и регионах мира. Huawei имеет большой опыт в обеспечении кибербезопасности. Мы независимое предприятие. Когда речь идет о кибербезопасности и защите конфиденциальности данных, компания всегда на стороне пользователя. Huawei никогда не причинит вред ни какому-либо государству, ни конкретному пользователю. Кроме того, Министерство иностранных дел КНР официально подтвердило, что не существует такого закона, который принуждал бы какие-либо компании устанавливать бэкдоры. Ни Huawei, ни я лично никогда не получали правительственных запросов на предоставление конфиденциальной информации.

Джо Макдоналд, Associated Press: Простите. Я не пытаюсь с вами спорить. Правительство любой страны, будь то США или Австралия, знает, что Huawei производит сетевое оборудование. Клиент доверяет поставщику самую секретную информацию о работе национальной телекоммуникационной сети. Предположим, представители Министерства государственной безопасности КНР обратятся к руководству Huawei с просьбой предоставить информацию о каком-нибудь государстве. По закону Huawei не имеет права отказаться. Компания должна подчиниться. Как Huawei поступит в данной ситуации?

Г-н Жэнь: Я могу продать вам продукт Huawei?

Джо Макдоналд, Associated Press: Да. Я только недавно приобрел себе устройство Huawei.

Г-н Жэнь: Если бы вы не смогли [позволить себе купить продукт Huawei], мне бы, скорее всего, пришлось закрыть компанию. Клиентоориентированность — это один из главных принципов работы Huawei. Компания никогда не сделает ничего, что может навредить клиенту. В том, что касается защиты конфиденциальности, компания Apple всегда была нашим примером для подражания. Huawei учится у Apple. Я бы скорее прекратил деятельность компании, чем в своих интересах сделал бы то, что навредит клиенту.

4. Дэн Стрампф, Wall Street Journal: Хотелось бы задать вопрос о вашей дочери, госпоже Мэн Ваньчжоу. Уже прошло более месяца с момента ее задержания в Канаде. Как вы отреагировали на запрос США [об экстрадиции госпожи Мэн]? Согласны ли вы с тем, что госпожу Мэн задержали потому, что она является вашей дочерью и сотрудницей Huawei?

Г-н Жэнь: Как вам должно быть известно, сейчас ведется судебное разбирательство по делу Мэн Ваньчжоу. Окончательное решение вынесет суд. Я воздержусь от комментариев по этому вопросу.

Как отец Мэн Ваньчжоу, конечно, я скучаю по ней. Я выражаю искреннюю благодарность судье Уильяму Эрке. Также хотелось бы поблагодарить прокурора Джона Гибб-Кэрсли и прокурора Кэрри Свифт. Также я благодарен сотрудникам Исправительного центра для женщин Алуэт за гуманное отношение. Спасибо сокамерницам Мэн Ваньчжоу за проявленную доброту.

Я также очень ценю поддержку и консульскую защиту прав человека, оказанную китайским правительством в интересах гражданки КНР Мэн Ваньчжоу. Я верю, что открытым и беспристрастным судебным органам Канады и США удастся вынести справедливое решение. Huawei выскажется после того, как все доказательства будут обнародованы.

5. Гао Юань, Bloomberg: Госпожа Мэн — ваша дочь. И сейчас она попала в такую ситуацию. Вы упомянули, что доверяете суду. Но все-таки как вы считаете, настоящая причина подачи иска против госпожи Мэн в том, что она является членом вашей семьи? Каково ваше личное мнение?

Г-н Жэнь: Видите ли, у меня нет доступа к переписке Министерств юстиции США и Канады. Возможно, в будущем, когда доказательства против моей дочери будут опубликованы, я узнаю, в чем настоящая причина подачи заявления. Нужно подождать, пока суд обнародует все доказательства в ходе последующих разбирательств.

6. Арджун Карпал, CNBC: Спасибо, что уделили время, господин Жэнь. Я бы хотел продолжить тему Apple, которую вы начали, ответив на вопрос Джозефа. Вы ссылаетесь на тот случай, когда Apple отказалась предоставить правительству доступ к конфиденциальной информации пользователя и подала заявление в суд. Если бы компания Huawei получила подобный запрос, она поступила бы так же? И еще один вопрос по другой теме. Какого рода переписку вы ведете с властями США? Обсуждается ли заключение какого-либо соглашения, которое позволит вам вернуться на рынок страны? Какие переговоры вы ведете? Чего следует ожидать в будущем?

Г-н Жэнь: Я не веду никакой переписки с правительством США и, честно говоря, нам не так много известно друг о друге. По поводу того, что могло бы произойти, если бы возникла предполагаемая проблема кибербезопасности, я достаточно ясно выразился: Huawei никогда не сделает ничего, что может навредить клиенту.

7. Имон Баррет, Fortune: Спасибо, господин Жэнь, что согласились побеседовать с нами. Уже упомянуто несколько причин, по которым зарубежные страны могут посчитать Huawei угрозой безопасности: связь основателя компании с армией, его вступление в Коммунистическую партию и так далее. Есть еще один момент, который волнует многих: правительство может частично владеть компанией HuaweiHuawei заявлена как компания, находящаяся во владении своих сотрудников, но конкретный способ распределения акций между сотрудниками не придается огласке. Если бы вы смогли обнародовать эту информацию или даже сделать Huawei публичной компанией, скорее всего, все подозрения были бы сняты. Так почему же вы до сих пор держите акционерную структуру компании в секрете?

Г-н Жэнь: Во-первых, редко бывает так, чтобы публичная компания стала по-настоящему сильной и успешной. Капитал — это такая вещь. Если компания делает упор на мгновенную выгоду, капитал ее отбирает. Но если вы преследуете долгосрочные цели, он идет на компромисс. Huawei — это непубличная компания, которая всегда старается достичь совершенства в долгосрочной перспективе.

Даже если бы Huawei была относительно небольшой компанией из нескольких сотен сотрудников, все ее усилия были бы направлены в одно русло. Несмотря на то, что штат компании вырос до нескольких тысяч, затем до десятков тысяч, а сейчас насчитывает более ста тысяч сотрудников, вся ее деятельность по-прежнему направлена на движение вперед.

Годовой вклад компании в исследования и разработки вырос с 15 до 20 млрд долларов США. За следующие 5 лет мы планируем увеличить общий объем инвестиций до 100 млрд долларов США или более. Публичные компании так не поступают, поскольку они сосредоточены на составлении красивых бухгалтерских отчетов. Для Huawei гораздо большую значимость имеет структура отрасли в будущем. Система принятия решений Huawei не такая, как у публичных компаний. Это очень просто. Huawei прилагает все усилия к тому, чтобы информационное общество стало реальностью.

Сейчас я вам кое-что расскажу. 96 768 сотрудников Huawei владеют акциями компании. Совсем недавно, 12 января, завершились выборы представителей акционеров компании, которые прошли на 416 избирательных участках в более чем 170 странах и регионах. В целом выборы длились около года. Сначала сотрудникам рассказали о Положениях организационного управления компании. Они подробно изучили корпоративную структуру Huawei.

Затем несколько сотрудников отделов разных уровней стали номинантами. Они выступили с презентациями перед своими избирателями. На тот момент они были простыми номинантами, их еще не избрали. Когда презентации закончились, список кандидатов был передан в департамент более высокого уровня. Многие владельцы акций оставили свои отзывы о номинантах. После этого специально назначенные сотрудники приступили к обсуждению и сократили список кандидатов. Получившийся список финалистов предстояло подробно обсудить, проведя переговоры на высшем уровне. Мнения самих финалистов также учитывались. Список стал еще короче. Его отправили на рассмотрение в Избирательную комиссию. Оттуда список снова был возвращен, и количество кандидатов сократилось примерно до 200. Этот список был опубликован на внутренней платформе Huawei для сотрудников, чтобы они могли оставить свои отзывы. После этого был сформирован окончательный вариант.

12 января выборы представителей акционеров компании завершились. Последние несколько дней специальные сотрудники со всего мира собирали информацию и доставляли ее в Шэньчжэнь. Комиссия представителей — это главный орган компании Huawei, обладающий полномочиями по принятию решений. Все 96 768 владельцев акций Huawei — это действующие сотрудники компании или те, кто вышел на пенсию после долгих лет работы в Huawei. Ни один человек не может владеть ни одной акцией Huawei, если он не является сотрудником компании. Ни одна внешняя организация и ни один департамент правительства не владеет акциями Huawei. Существует реестр акционеров, где перечислены акции, которыми владеют сотрудники. Если кого-то из журналистов интересует этот список, прошу ознакомиться.

Я основал компанию Huawei. Когда я только начинал, у меня не было достаточной суммы денег. После демобилизации мы с женой получили в общей сложности 3 000 юаней в качестве компенсации. Для регистрации компании в Шэньчжэне нужно было иметь уставной капитал не менее 20 000 юаней. Я решил привлечь партнеров и создать общий фонд. Нам удалось собрать 21 000 юаней и зарегистрировать компанию Huawei.

Сейчас мне принадлежит 1,14% акций Huawei. Стиву Джобсу принадлежало 0,58% акций Apple. Это означает, что моя доля акций еще может уменьшиться. Я думаю, мне следует поучиться у Стива Джобса.

8. Юань Ян, Financial Times: В прошлом году представители Африканского союза заявили, что китайская сторона получила несанкционированный доступ к оборудованию, расположенному на территории Эфиопии. Африканский союз использовал в том числе и оборудование Huawei. Как вы прокомментируете эту ситуацию? Вы сказали, что Huawei никогда не сделает ничего, что может навредить клиенту. Предположим, кто-нибудь совершит преступление в Китае (неважно, китаец или иностранец) и оставит след в смартфоне HuaweiHuawei, как и любая другая компания, должна сотрудничать с органами правопорядка и оказывать им всяческое содействие, поскольку того требует закон. В таком случае будет ли Huawei сотрудничать с властями? А теперь представьте, что китаец или любой другой человек совершит преступление за границей Китая. Каковы будут действия Huawei в этих случаях?

Г-н Жэнь: Если сотрудник Huawei, китаец или иностранец, нарушит закон, компания окажет содействие следствию, это безусловно. Huawei категорически против совершения любых противоправных действий. В компании Huawei существует эффективная система контроля соответствия требованиям. Ее идея в том, чтобы предотвратить совершение правонарушений. Тот, кто нарушает правила, подвергается соответствующему наказанию, которое назначает департамент контроля соответствия требованиям. В будущем компания Huawei может стать еще больше. В эпоху облачных вычислений общество, в котором мы живем, становится все более и более комплексным. Если не контролировать свое поведение и не соблюдать дисциплину, можно оказаться за бортом.

Что касается оборудования, используемого в странах Африканского союза, вины Huawei в нарушении конфиденциальности данных в этом случае не было.

9. Имон Баррет, Fortune: Продолжая тему о дисциплинарных наказаниях: буквально на прошлой неделе в Польше был арестован один из сотрудников Huawei по подозрению в шпионаже. Сотрудник был уволен без суда и следствия, когда доказательства против него еще даже не представили. При этом Huawei, судя по всему, верит в невиновность Мэн Ваньчжоу, арестованной месяц назад в Канаде, и остается на ее стороне. Почему же тогда польского сотрудника уволили? Почему не уволили Мэн Ваньчжоу?

Г-н Жэнь: По этим делам ведется судебное разбирательство. У меня нет полномочий давать более подробные комментарии. Вся информация, доступная на данный момент, опубликована в официальных источниках.

10. Гао Юань, Bloomberg: Мой вопрос по большей части относится к коммерческой деятельности компании Huawei. Некоторые европейские страны отказались от закупок оборудования Huawei, объясняя это тем, что компания не способна должным образом обеспечить конфиденциальность данных пользователей. Как это может повлиять на Huawei? Что компания планирует предпринять? Что, по вашему мнению, компания должна делать в такой ситуации, чтобы продолжать вести бизнес на территории европейских стран, а также стран альянса FVEY?

Г-н Жэнь: Во-первых, всегда были те, кто признавал Huawei, и те, кто не признавал. Это далеко не новость. Если небольшая группа конгрессменов решила, что с Huawei нельзя сотрудничать, это не значит, что все правительство так считает. Также необходимо учитывать мнение всех заинтересованных сторон. Если эти люди скажут то, что хочет правительство, возможно, Huawei придется прекратить продажи в конкретных странах.

На данный момент больше всего вопросов нерешено относительно сетей 5G. Вспомните времена, когда начиналось строительство сетей 4G — никаких споров или дебатов по поводу их безопасности не было. Поэтому Huawei продолжит реализацию продуктов, касательно которых ни у кого не возникает сомнений. Некоторые страны решили отказаться от закупок оборудования Huawei. Пусть так. В таком случае у компании появляется отличная возможность сосредоточиться на странах, которые готовы сотрудничать. У Huawei достаточно ресурсов для строительства высококачественных сетей в тех странах, которые доверяют компании. Поэтому с технической точки зрения это похоже на мирную гонку вооружений. Я думаю, это справедливо.

11. Джо Макдоналд, Associated Press: Министерство иностранных дел КНР отдало распоряжение об аресте двух граждан Канады, исходя из соображений национальной безопасности. Вчера суд огласил смертный приговор канадцу, которого обвиняют в распространении наркотиков. Некоторые люди, находящиеся за пределами Китая, считают, что канадцы были задержаны в ответ на арест Мэн Ваньчжоу в Канаде. И кроме того, это событие повлияло на решение судьи по делу о распространении наркотиков. Что вы чувствуете, когда слышите подобные заявления? Как вы отреагируете на обвинения в сотрудничестве с китайским правительством, которое буквально захватывает заложников, чтобы помочь компании?

Г-н Жэнь: Во-первых, мне неизвестны подробности этих дел, но я уверен, что они не имеют никакого отношения к Huawei.

12. Дэн Стрампф, Wall Street Journal: У меня есть вопрос по поводу строительства сетей 5G. Помимо США есть и другие страны, которые собираются существенно ограничить деятельность Huawei по развертыванию сетей 5G и, возможно, введут еще более серьезные ограничения. На прошлой неделе представители властей Польши заявили, что они хотели бы принять общее решение с НАТО по вопросу Huawei. С точки зрения бизнеса и репутации чем может обернуться возможное отстранение Huawei от мировых телекоммуникационных сетей? Как Huawei может оспорить введение ограничений?

Г-н Жэнь: Я не могу сказать, как далеко зайдет это предложение по вводу ограничений и сможет ли Польша осуществить свои замыслы. Думаю, такие страны, как Франция и Германия, обладают большим влиянием в НАТО.

Я не уверен, что предложение Польши будет принято. Но даже если так, для Huawei это не имеет особого значения. Как вы знаете, Huawei — непубличная компания, и ей неважны красивые отчеты. Если некоторые страны запретят реализацию продукции Huawei, это не проблема. Пока у Huawei достаточно средств, чтобы прокормить своих сотрудников, у компании есть будущее.

Как я уже сказал, Huawei инвестирует в исследования и разработки в среднем 15–20 млрд долларов США в год. Huawei входит в пятерку лидеров среди всех отраслей производства по объему инвестиций в исследования и разработки. В общей сложности компании принадлежит 87 805 патентов. В США зарегистрировано 11 152 основных технологических патента. Huawei также активно сотрудничает с 360 организациями по стандартизации. Более 54 000 отраслевых стандартов компания Huawei предложила самостоятельно.

Компания Huawei является самой сильной с точки зрения телекоммуникационных возможностей. В будущем вы сами сможете сравнить развитие сетей в странах, которые выбрали Huawei, и в тех, которые от нее отказались. Но, конечно, на выбор той или иной страны компания никак не может повлиять.

Что касается сетей 5G: Huawei уже подписала более 30 контрактов и отгрузила 25 000 базовых станций для сетей 5G. Компании принадлежит 2 570 патентов, связанных со стандартом 5G. Я уверен, что, пока Huawei производит востребованную продукцию, она всегда найдет своего покупателя.

Если компания выпускает некачественные товары, их никто не станет покупать — не важно, насколько убедительной будет реклама. Huawei придает большое значение оптимизации внутреннего управления, повышению качества продуктов и предоставляемых услуг. Я думаю, это именно то, над чем должна работать компания, чтобы выжить в современном изменчивом мире.

На данный момент в мире существует всего несколько компаний, которые разрабатывают оборудование для сетей 5G и применяют радиорелейные технологии в телекоммуникационных системах. Huawei — это единственная в мире компания, способная объединить базовые станции 5G и передовые радиорелейные технологии. Благодаря этому для базовых станций 5G Huawei даже не нужно волоконно-оптическое соединение. Вместо этого используются суперскоростные радиорелейные сети, обеспечивающие магистральные каналы с ультраширокой полосой пропускания. Это решение имеет большое значение с экономической точки зрения. Оно подходит для использования в малонаселенных сельских районах.

Мы должны отойти от привычной мысли о том, что в сельской местности люди живут бедно. Многие богатые виллы в США, как правило, располагаются на окраинах. Но если там нет оптоволокна, как люди в будущем смогут смотреть телевидение в формате 8K? Если Huawei не примет участие в благоустройстве таких районов, их жителям придется достаточно много заплатить, чтобы обеспечить такой уровень связи. Но эту ситуацию можно изменить. Страны могут сами попросить Huawei продать им оборудование для 5G вместо того, чтобы запрещать деятельность компании на своей территории. Клиентоориентированность — это один из главных принципов работы Huawei, поэтому, я думаю, Huawei сможет продать им свое оборудование.

13. Арджун Карпал, CNBC: Господин Жэнь, позвольте задать вопрос по теме, которую вы затронули ранее. Как вы сказали, если бы компания Huawei получила запрос от правительства на предоставление доступа к данным и создание бэкдоров, то отклонила бы его. Судя по вашим словам, вы бы не подчинились приказу правительства. Но как бы вам удалось это сделать, если вы являетесь членом Коммунистической партии? Какие способы противостояния китайскому правительству есть у компании? Будет ли у вас достаточно полномочий для отклонения запроса в случае его поступления? Какие гарантии вы можете предоставить своим клиентам?

Г-н Жэнь: Huawei — это прежде всего компания, коммерческая структура. Она должна ориентироваться в первую очередь на клиента, который всегда прав. Будучи коммерческой организацией, Huawei соблюдает правила коммерции. Между моими политическими взглядами и принципами ведения коммерческой деятельности компании Huawei нет никакой связи. Думаю, я предельно ясно выразился. Huawei отклонит любой подобный запрос в случае его поступления. Запишите мои слова. Возможно, через 20 или 30 лет, если я еще буду жив, люди прочтут это и поймут, что ни компания Huawei, ни я не нарушили своих обещаний.

Арджун Карпал, CNBC:Хотелось бы задать вопрос по предыдущей теме. Вы упомянули тот случай, когда компания Apple подала в суд на правительство. Но позволяют ли законы вашего государства подавать в суд на правительство? Действительно ли вы сможете отклонить запрос?

Г-н Жэнь: Думаю, если запрос все-таки однажды поступит и будет отклонен мной или компанией Huawei, именно правительство должно подавать в суд. Произойдет это или нет, я вам ответить не могу.

14. Джозеф Воринг, Mobile World Live: Судя по происходящим событиям, торговая война Китая и США уже вышла за пределы торговли. Некоторые поговаривают от начале новой холодной войны. Есть два технологических лагеря — GSM и CDMA. Я много лет назад присоединился к последнему. Что вы думаете об этом? Можно ли считать, что между США и Китаем идет технологическое противостояние, которое способствует их развитию, как происходит с мобильными платформами Android и iOS?

Г-н Жэнь: Чтобы ответить на этот вопрос, приведу пример с железной дорогой. Когда-то существовало три стандарта: узкая колея, стандартная колея и широкая колея. Такое разнообразие создавало множество проблем в транспортной индустрии всего мира. Аналогичная ситуация наблюдается в области коммуникаций: когда-то одновременно существовало несколько стандартов. Затраты на развертывание сетей увеличивались. Все это можно было заметить во времена строительства сетей 3G и 4G. Huawei упорно трудилась над разработкой единого мирового стандарта. Я думаю, что стандарт 5G — это отличное начало пути к построению интеллектуального мира. Произвольное разделение технологий на два лагеря никак не поможет в достижении этих целей. Я верю в то, что представители технологического сообщества, ученые, а также мудрые политики и их идеалы определяют будущее человечества. Лично я поддерживаю идею создания единых глобальных стандартов.

15. Джош Чин, Wall Street Journal: Я бы хотел вернуться к вопросу об арестованных гражданах Канады и о том случае, когда канадец был приговорен к смертной казни. Я знаю, что эти случаи не имеют отношения к Huawei, но воспринимается все именно так. Как вы думаете, эти события увеличивают шансы госпожи Мэн на освобождение или, наоборот, уменьшают? И еще, не могли бы вы немного рассказать о ваших отношениях с госпожой Мэн как отца с дочерью? Каким образом они отражаются на рабочем процессе?

Г-н Жэнь: Лично я не вижу связи между случаями с арестованными канадцами и задержанием моей дочери. Я думаю, что решение должен вынести суд.

Отвечая на ваш вопрос об отношениях с дочерью, могу сказать так: в некоторых аспектах мы довольно близки, а в некоторых — нет.

Вы спросите, почему? Когда она была еще маленькой, я служил в армии. Меня не было рядом 11 месяцев в году. Чтобы провести время с семьей, у меня оставался месяц. Мэн ходила в школу, а вечером делала домашние задания. Вот так получилось, что во времена ее детства и юности связи между нами практически не было. Когда я только основал Huawei, мне приходилось много работать во благо компании. Я мог находиться в офисе по 16 часов в день. У меня трое детей — сын и две дочери, и ни с кем из них я не был особенно близок. Как отец я остался у них в долгу. Однажды я решил поговорить с ними и предложил выбрать одно из двух. Либо я буду проводить больше времени с семьей, либо создам комплексную платформу, которая в будущем сможет обеспечить их профессиональный рост. Они, конечно же, выбрали второе.

Внутри компании Huawei существует особая система управления. Личностные отношения в ней не имеют никакого значения. Я не являюсь прямым начальником госпожи Мэн, поэтому на рабочем месте мы практически не контактируем. После выхода на пенсию я, конечно же, постараюсь исправить ситуацию.

16. Гао Юань, Bloomberg: Позвольте задать еще несколько вопросов. Вы упомянули, что собираетесь выходить на пенсию. Как скоро вы планируете это сделать? Также у меня есть два вопроса по поводу США. По вашим словам, у вас нет возможности поддерживать связь с Правительством США. Но прямо сейчас здесь присутствует множество представителей зарубежных СМИ и журналистов. Что бы вы хотели передать американскому правительству? Президент Трамп заявлял о своей готовности вмешаться в дело Мэн Ваньчжоу, если это поспособствует началу торговых переговоров с Китаем. Что вы об этом думаете? И как вы относитесь к Дональду Трампу как к личности?

Г-н Жэнь: Отвечая на первый ваш вопрос: время моего выхода на пенсию зависит от того, когда Google наконец представит миру лекарство от старости. Я очень жду этого события.

Мое послание к США довольно простое: я призываю к сотрудничеству и совместной работе для достижения успеха. В мире высоких технологий отдельные компании или страны не могут делать все самостоятельно.

В эпоху индустриализации отдельные нации могли обладать достаточным количеством возможностей для изобретения, к примеру, ткацкого станка, поезда или корабля. Но мы живем в эпоху информации. Субъекты информационного общества сильно зависят друг от друга. За счет этого общество развивается гораздо быстрее. Информационное общество будущего имеет огромные масштабы. Одна единственная компания не может обеспечивать рынок всеми видами продукции. Поэтому тысячи или даже десятки тысяч компаний должны объединить свои усилия и работать вместе.

Отвечая на третий вопрос по поводу заявления Трампа о том, что он может вмешаться в дело Мэн Ваньчжоу. Я считаю, что мы должны подождать и посмотреть, какие действия он предпримет. Сейчас я не смогу сделать какие-либо выводы.

Дональд Трамп — великий президент, ведь у него хватило смелости понизить налоги в стране. Я думаю, это решение благоприятно повлияет на развитие промышленности США.

Благодаря применению искусственного интеллекта в производстве и управлении, человечеству, возможно, удастся решить многие существующие проблемы, в том числе проблемы профсоюзов, социального обеспечения и забастовок.

Снижение налогов приводит к увеличению инвестиций. Это явление можно сравнить с выкапыванием траншеи: в процессе вы облегчаете попадание воды в саму траншею. Кроме того, важно помнить, что ко всем странам и компаниям — потенциальным инвесторам — нужно относиться по-доброму. Это привлечет больше инвестиций. Прибыль, которую правительство получит благодаря инвестициям, компенсирует потери, понесенные в результате снижения налогов.

Если правительство будет запугивать другие страны или компании, скажем, возможностью ареста их граждан или сотрудников, инвесторы отвернутся от него, и благоприятная среда, созданная за счет снижения налогов, не оправдает ожиданий.

17. Юань Ян, Financial Times: Многие считают, что обвинения Европы и США в адрес Huawei касательно 5G не имеют отношения к технологиям. Они носят политический характер. Некоторые утверждают, что Huawei представляет Китай в холодной войне с США. Каково ваше мнение по этому поводу?

Г-н Жэнь: Во-первых, хочу заметить, что вы преувеличиваете значимость компании. Huawei — это маленькое кунжутное зернышко, попавшее в эпицентр конфликта двух великих держав. О каком влиянии Huawei может идти речь? Торговый конфликт между Китаем и США практически никак не сказывается на прибыли компании. Мы рассчитываем, что прибыль Huawei продолжит расти и в 2019 году, но показатель роста не превысит 20%.

Во-вторых, некоторые люди на Западе считают, что Huawei следует какой-то идеологии. Приведу пример из истории: во время промышленной революции люди разбивали ткацкие станки, поскольку считали, что высокие технологии могут разрушить весь мир. Это так же глупо, как считать, что применение технологий Huawei приведет к чему-то подобному. Мы всего лишь поставляем телекоммуникационным операторам необходимое оборудование и не следуем никакой идеологии. Оборудованием управляют операторы, а не Huawei. Надеюсь, что люди не станут повторять ошибок прошлого.

18. Имон Баррет, Fortune: Спасибо за ответ. Ранее вы упомянули, что телекоммуникационные компании всего мира должны сотрудничать. Давайте поговорим о ситуации с ZTE, компанией-конкурентом Huawei, которая принадлежит правительству. После того, как США ввели санкции, компания уменьшила объемы производства. Не боитесь ли вы, что нечто подобное может произойти с Huawei, если США введут санкции в отношении компании? Не пострадает ли ваш бизнес? Также я слышал, что в те времена, когда Huawei начинала развиваться и производила только оборудование АТС, на встрече с господином Цзян Цзэминем вы заявили, что страна, которая не производит собственные АТС, — это страна, у которой нет армии, ведь от оборудования связи зависит национальная безопасность. Не могли бы вы объяснить, что вы имели в виду? Считаете ли вы до сих пор, что самостоятельное производство телекоммуникационного оборудования необходимо для обеспечения национальной безопасности Китая?

Г-н Жэнь: Многие годы Huawei вкладывает значительную часть средств в исследования и разработки. Huawei не похожа на ZTE. Поэтому я уверен, что с Huawei не случится ничего подобного. Более того, согласно корпоративной политике и принципам ведения бизнеса Huawei, компания обязана соблюдать все действующие законы и нормативно-правовые акты страны, в которой работает, в том числе законы об экспортном контроле, санкционные требования США, ООН и ЕС. Huawei использует систему контроля соответствия требованиям и прикладывает все усилия, чтобы повысить ее эффективность.

Если бы Huawei попала в такую ситуацию, как ZTE, это событие повлияло бы на деятельность компании, но я не думаю, что влияние было бы значительным. Я уверен, что телекоммуникационные операторы всего мира, с которыми мы сотрудничаем, продолжат доверять Huawei.

Позвольте привести пример. Вспомните 2011 год, когда на Японию обрушилось сильнейшее цунами, в результате которого произошла авария на АЭС в Фукусиме. Пока население эвакуировалось с места катастрофы, сотрудники Huawei специально приезжали туда, чтобы отремонтировать телекоммуникационное оборудование. Рискуя жизнью, сотрудники Huawei смогли восстановить 680 базовых станций за 2 недели. Они понимали, что обеспечить местным жителям связь — жизненно необходимо. Мэн Ваньчжоу тогда тоже не осталась в стороне и прилетела из Гонконга в Японию. Она была одной из двух пассажиров, летевших тем рейсом. Как видите, Huawei не боится опасных ситуаций и не останавливается ни перед чем.

Второй пример — цунами в Индонезии. 47 сотрудников Huawei отправились в пострадавшие районы и восстановили 668 базовых станций всего за 13 часов, помогая местным жителям оправиться после катастрофы.

Вспомните также 9,1-балльное землетрясение в Чили. Тогда трое сотрудников Huawei оказались в эпицентре землетрясения без возможности связаться с кем-либо. Другие сотрудники Huawei, находящиеся в Чили, собирались отправить команду спасателей и обратились ко мне за советом. Я подумал, что после основного землетрясения, скорее всего, случится повторный сейсмический толчок, и, если мы отправим спасательную команду к очагу землетрясения, количество жертв только увеличится. Поэтому мы решили подождать. За это время троим пострадавшим сотрудникам удалось связаться с начальством. Они узнали, что неподалеку от их местонахождения было разрушено радиорелейное оборудование, и вернулись, чтобы починить его. По мотивам этой истории затем был снят короткометражный фильм. Впоследствии я лично приехал в Чили и провел встречу с теми тремя сотрудниками. В ответ самый богатый житель Чили подарил мне ящик первоклассного вина. Я передал этот подарок троим сотрудникам Huawei, которые совершили поистине смелый поступок — они заслужили его.

Еще один отличный пример — это Африка. Во многих африканских странах ведутся войны и распространяются серьезные заболевания. Некоторые сотрудники компании, работавшие в Африке, заразились малярией. В целом, многие сотрудники Huawei способны найти в себе силы и отправиться работать в опасные районы. Компания может это подтвердить. Если вам интересно, сотрудники отдела по связям с общественностью отправят вам фотографии.

Компания Huawei способна на подобные свершения отчасти потому, что она является непубличной. У Huawei есть возможность следовать своим собственным идеалам и работать на благо общества. Публичные компании же акцентируют внимание на своих финансовых показателях. Цель компании Huawei — повысить качество жизни в обществе, и не важно, насколько суровы условия труда.

Кстати, лично я поднимался на Эверест на высоту 5 200 метров над уровнем моря. Там, в небольшой горной деревушке, расположены базовые станции Huawei. Я подумал: как я могу мотивировать своих сотрудников двигаться вперед, если сам боюсь риска?

Если Huawei была бы публичной компанией, думаю, ничего из того, о чем я вам рассказал, не представлялось бы возможным. За последние 30 лет Huawei внесла большой вклад в повышение качества жизни людей всего мира, особенно жителей бедных и отдаленных районов. Некоторые сотрудники даже пожертвовали собственной жизнью. Этих людей забывать нельзя. Точно так же нельзя забывать, какой вклад компания Huawei внесла в развитие общества. Мы не можем позволить чьим-то необоснованным подозрениям подменивать факты.

Отвечая на второй вопрос — однажды Huawei проводила встречу с Цзян Цзэминем. Тогда компания была совсем небольшой, и цементный пол в офисе еще не до конца высох. Господин Цзян не давал Huawei никаких советов. Я никогда не слышал о том, что вы упомянули сейчас. Цзян Цзэминь лишь вдохновил Huawei и мотивировал на упорную работу.

19. Джош Чин, Wall Street Journal: Есть ли у вас на примете человек, который мог бы заменить вас на посту президента Huawei? Многие считают, что корпоративная культура Huawei суровая и агрессивная и что у компании довольно высокие стандарты. Некоторые называют такую культуру «волчьей». Какую роль вы играете в формировании корпоративной культуры компании? Почему она так важна?

Г-н Жэнь: Единственное предназначение Huawei — это обслуживание клиентов. Авторитет — это движущая сила, которая способствует повышению эффективности труда и формированию рабочей атмосферы в коллективе. Высшие руководители, обладающие настоящими лидерскими качествами и способные держать власть в своих руках, способствуют продвижению общих ценностей. Если власть не сдерживается ограничениями, она препятствует продвижению или даже разрушает общие ценности. Основные идеи Положения организационного управления Huawei — это разделение властей, общий прогресс, а также система сдержек и противовесов. Эти факторы обеспечивают цикличность власти и ее смену после завершения каждого цикла.

Компания не может возложить всю ответственность за свое будущее на плечи одного человека. Если этот человек попадет в трудную ситуацию, это ведь не значит, что компания прекратит свою деятельность? В мире, в котором мы живем, слишком много неопределенностей. Коллективное лидерство позволит нам преодолевать одно препятствие за другим и постоянно добиваться успеха.

Жизнеспособность и долговечность механизма коллективного управления может быть обеспечена последовательной сменой власти. Как я уже сказал, в этом году в компании Huawei прошли выборы, которые посетили 96 768 сотрудников в 170 странах и регионах. Вся наша структура управления призвана сформировать новый институт власти. Huawei выступает за сменяемость власти на уровне институтов. Этим компания подтверждает, что она следует двум главным принципам — клиентоориентированность и создание ценности для клиента.

В компании есть несколько уровней управления. Обязанности каждого уровня строго определены и предельно понятны. Huawei следует принципу разделения властей, и каждая ветвь власти контролирует другую при помощи системы сдержек и противовесов. Благодаря этой системе власть не концентрируется в одних руках.

Ни один орган власти не имеет возможности превышать свои полномочия или злоупотреблять ими. Например, внутри компании Huawei существует орган управления, который мы называем Core Elite Group. Члены этой группы раньше входили в состав правления и Попечительского совета. Core Elite Group существует, чтобы защищать долгосрочные интересы компании Huawei. Члены этой группы обладают правом выбирать лидеров правления. На создание этой системы Huawei вдохновил известный гуру в области управления Фредмунд Малик. Huawei также изучила структуру управления в других компаниях стран Европы и всего мира.

Huawei следует принципу меритократии: членами правления становятся наиболее способные сотрудники, так или иначе проявившие себя в управлении. Их обязанность — повышение плодородности нашей почвы. Они должны вести компанию вперед. Трудовой стаж членов правления не имеет значения. Члены Попечительского совета избираются на основе своих профессиональных качеств. Их обязанность — следить за тем, как различные представители высшего руководства выполняют свою работу. Именно в этом заключается цикличность и сменяемость власти по завершении каждого цикла.

На данный момент в компании три сменяющихся генеральных директора. Каждый из них вступает в должность на 6 месяцев. На этот период действующий генеральный директор становится высшим лицом компании Huawei. Этот сотрудник, как и все остальные, обязан соблюдать правила компании, которые изложены в Положениях организационного управления. Сменяющиеся и действующие генеральные директоры также следуют принципу коллективного принятия решений. Другими словами, сменяющиеся и действующие генеральные директоры имеют право выдвигать предложения. Трое сменяющихся генеральных директоров обсуждают внесенное предложение и передают его дальше, в Исполнительный комитет Совета директоров.

В Исполнительный комитет входит 7 сотрудников, среди которых проводится голосование. Прежде чем какое-либо предложение будет вынесено на пленарное заседание Совета директоров, оно должно получить большинство голосов членов Исполнительного комитета. При принятии решений на пленарном заседании Совета директоров также применяется принцип большинства. Ни одно предложение не может быть принято, пока оно не получит большинство голосов или соответствующее решение не будет принято на пленарном заседании.

Кроме сменяющихся генеральных директоров в компании есть Председатель Совета директоров. Он возглавляет Комиссию представителей, которая обеспечивает выполнение правил, перечисленных в Положениях организационного управления и соблюдаемых членами Исполнительного комитета и Совета Директоров.

В компании также есть Попечительский совет, члены которого следят за деятельностью руководства. Отвечая на ваш вопрос — я не могу точно сказать, кто станет моим преемником. Думаю, претендент на должность главы компании появится сам собой в процессе обновления власти. Я не буду сам назначать преемника — я не король.

20. Арджун Карпал, CNBC: Я бы хотел задать вопрос о перспективах Huawei в наступившем году. Как вы планируете действовать в будущем, осознавая, что ваши европейские конкуренты вроде Ericsson находятся в тяжелом положении? Воспользуетесь ли вы ситуацией, чтобы начать развивать бизнес в других направлениях? Какой объем прибыли вы ожидаете получить в 2019 году?

Г-н Жэнь: В 2019 году Huawei может столкнуться с трудностями на международном рынке. Вот почему прибыль компании, скорее всего, не вырастет более, чем на 20%. Годовой доход компании за 2019 год составит около 125 млрд долл. США. Что касается конкурентов Huawei, а именно Nokia и Ericsson — нет, Huawei не собирается использовать ситуацию в своих интересах и захватывать их долю рынка. Я думаю, что у них сейчас есть отличная возможность для развития, поскольку коммерческая деятельность Huawei ограничена в некоторых странах, а деятельность Nokia и Ericsson — нет. Поэтому, на мой взгляд, у европейских компаний может появиться больше возможностей, чем у Huawei.

21. Юань Ян, Financial Times: У меня есть несколько вопросов о Народно-освободительной армии Китая. Во-первых, в каких отношениях состоит госпожа Сунь Яфан с Министерством государственной безопасности КНР? Как эти отношения влияют на Huawei? Во-вторых, сотрудничает ли компания Huawei с Народно-освободительной армией Китая или другими учреждениями, имеющими к ней отношение? Если да, то какую продукцию поставляет Huawei в НОАК? В-третьих, занимается ли Huawei совместными разработками с учреждениями, которые имеют отношение к НОАК?

Г-н Жэнь: Вы можете ознакомиться с биографией госпожи Сунь на сайте Huawei. Отвечая на второй вопрос — Huawei занимается поставками некоторой гражданской продукции в НОАК, но мне неизвестно точное количество, поскольку НОАК — это не основной клиент Huawei. Отвечая на третий вопрос — нет, Huawei не занимается совместными разработками с учреждениями, которые имеют отношение к армии.

22. Джош Чин, Wall Street Journal: Я бы хотел задать вопрос общего характера. Вы говорили о деятельности президента Дональда Трампа и создании благоприятной среды для привлечения инвестиций в США. Как вы относитесь к торговой войне Китая и США и что думаете по поводу предоставления американским компаниям доступа на китайский рынок? На данный момент иностранные инвестиции в сектор, к которому имеет отношение Huawei — облачные службы — довольно ограничены. Считаете ли вы, что Китай должен предоставить доступ иностранным компаниям на внутренний рынок? Как это может повлиять на китайские технологические компании?

Г-н Жэнь: Я всегда призываю к открытости, но по этому вопросу ничего не могу сказать. У меня нет права принимать какие-либо решения.

Расскажу вам несколько историй. В 2003 году начался судебный процесс между Huawei и Cisco, который получил широкую огласку. Тогда Huawei была еще относительно небольшой компанией. На тот момент это был один из самых трудных случаев, с которым Huawei пришлось столкнуться. Лично мне еще не хватало опыта ведения таких дел, и я чувствовал огромное давление. Но даже в таких условиях я не пытался выиграть дело, провоцируя Cisco националистическими высказываниями. Спустя несколько лет при встрече в аэропорту Джон Чемберс сказал мне, что знает, как Huawei относилась к Cisco в тот момент. Дело в том, что мы верим, что надежда у китайской нации еще есть. Но Китай должен стать открытым и принять некоторые реформы. Страна не должна закрывать свои двери только из-за одной компании Huawei.

Когда случались крупные инциденты вроде запрета продажи смартфонов Huawei в Америке, некоторые китайцы говорили, что Китай должен ответить тем же и запретить реализацию iPhone компании Apple в Китае. Лично я считаю, что китайское правительство не должно принимать меры против Apple. Нельзя жертвовать государственными интересами и менять политику в отношении экономики и открытости страны только ради выгоды Huawei. Несмотря на некоторые ограничения, введенные в европейских странах, Huawei продолжает поддерживать Китай как государство и надеется, что наша страна станет более открытой. На мой взгляд, только экономические реформы и открытость для иностранных компаний сделают Китай еще более богатой и процветающей страной.

Заключительное слово г-на Жэня: Хочу поблагодарить всех вас за то, что выделили время для беседы со мной. Возможно, мне не всегда удается точно передать свои мысли, но, тем не менее, я уверен, что мы с вами смогли узнать друг друга лучше.

Надеюсь, что у нас еще будет возможность встретиться и поговорить. Не исключено, что я смогу более подробно ответить на один из заданных сегодня вопросов в будущем. Сегодня мы затронули множество разных тем. Спасибо за ваши вопросы общего характера. Обычно я теряюсь, когда мне задают конкретные вопросы с множеством дополнительных. Буду рад увидеть вас в ресторане по завершении встречи. Думаю, мы с вами сможем поговорить на более повседневные темы. Прошу вас об одном: не делайте громких заголовков из того, что я скажу вам за чашкой кофе. Лучше мы просто поговорим по душам. Еще раз от всей души благодарю вас.


Вверх